Экс-сотрудник ФСБ на РСН: В Московском регионе стало меньше криминала

 

Экс-сотрудник ФСБ на РСН: В Московском регионе стало меньше криминала
Как рассказал Александр Беляев, дело не в конкретной личности, а в изменении законодательства и формировании устойчивой правоприменительной практики
М. ШАХНАЗАРОВ: У микрофона Мария Андреева.
М. АНДРЕЕВА: И Михаил Шахназаров. В гостях Александр Беляев, бывший сотрудник отдела по борьбе с оргпреступностью УФСБ по Москве и Московской области. Александр, здравствуйте.
А. БЕЛЯЕВ: Доброе утро.
М. АНДРЕЕВА: Уже достаточно представить человека, чтобы посыпались вопросы.
М. ШАХНАЗАРОВ: Сначала люди испытали шок от должности, потом придут в себя и начнут звонить.
М. АНДРЕЕВА: И будем говорить, конечно же, о погоде. О погоде в министерстве культуры в том числе, у них есть проблемы, дошли до замминистра. Наши слушатели не удивлены, Владимир Жириновский говорит, что это обычная история. Вам это о чём говорит? Это реально идёт борьба или что-то не поделили?
М. ШАХНАЗАРОВ: Может, показуха?
А. БЕЛЯЕВ: Начнём с небольшой предыстории. С 2011 по 2013 годы я занимался декриминализацией Сергиево-Посадского района Московской области. Район был знаменит тем, что входил устойчиво в тройку районов по России по числу заказных убийств, там их было 52. Он перегнал многие регионы Северного Кавказа, а это показатель. Наша сводная оперативно-следственная группа состояла из сотрудников МВД, как розыскников, так и экономистов. Там были сотрудники Следственного Комитета, я представлял Федеральную службу безопасности. Мы расследовали не только преступления, но и выясняли, что же стало причиной для такой криминализации региона. Убийства там были не единственным преступлением. Мы пришли к очень интересному выводу, что основой большинства преступлений являются противоправные действия с земельными участками. На это обращал внимание президента ещё Медведева патриарх России, поскольку хищения земельных участков, их незаконный перевод из охранных категорий, сельхозназначения в пригодное для строительства привели к тому, что начали застраиваться даже окраины Троице-Сергиевой Лавры, а также места, которые до сих пор являются установленными памятниками архитектуры, культурными зонами охраны. Наша деятельность была направлена как на расследование тяжких преступлений, связанных с нанесением ущерба здоровью граждан, так и с расследованием незаконных сделок с землёй. Там у нас впервые начало сверкать всеми гранями своего таланта Министерство культуры России, поскольку выяснилось, что именно это ведомство согласовывало многие планы на строительство, подтверждало, что никакой культурной зоны охраны не существует, либо делало вид, что не замечает массовой застройки.
М. ШАХНАЗАРОВ: Они входили в долю или под свои фирмы эти участки переводили?
А. БЕЛЯЕВ: Через администрацию Сергиево-Посадского района частные застройщики выходили на аукционы по приобретению земли. Там, где на земельном участке было обременение, предоставлялись документы, что его нет. Таким образом многие участки уходили, очень много сделок с землёй было в конечном итоге отменено. Компания-застройщик продаёт участки, люди покупают, они находятся в полном неведении, что там было обременение. Потом фирма-застройщик машет им рукой и говорит: извините, денег у нас нет. Если люди начали там строиться, то по закону РФ все незаконновозведённые строения должны сноситься за счёт собственника: вы сносите свой дом, оплачиваете бульдозер, тракториста. Можете подать регрессный иск фирмы.
М. ШАХНАЗАРОВ: Там были построены частные коттеджи?
А. БЕЛЯЕВ: Да. Более того, жадность дельцов, назовём их так, привела к тому, что рынок перенасытился, и людей, желающих приобрести участки, было меньше, чем самих участков. Мы неоднократно с сотрудниками ГУ ППК МВД России, моими добрыми товарищами, выезжали на осмотр этих земельных участков, которые планировались под дачные кооперативы, смотрели, снимали незаконные застройки, незаконное проведение линий электропередач, которые ни с кем не согласовывались. При этом доходило до того, что нас останавливали и спрашивали, что мы там делаем.
М. ШАХНАЗАРОВ: Это ЧОП?
А. БЕЛЯЕВ: Нет. Подходит к вам человек с бензопилой и спрашивает: кто вы? А у нас из аргументов только сила слова. Вам надо человека убедить, потому что понимаете, что он может её включить, а потом уехать в Молдавию или Таджикистан. Он не понимает, ему сказали: ты здесь хозяин, кто здесь появится – смело применяй. Он так и сделает. Что потом с него возьмёшь, если найдёшь?
М. ШАХНАЗАРОВ: Каменный век. Только там ещё пил не было.
М. АНДРЕЕВА: Вы говорите это было ещё в 2011–2013 годах?
А. БЕЛЯЕВ: Да. Министерство культуры там полностью светилось. На тот момент они с одной стороны делали вид, будто пытаются помочь в деятельности нашей группы. В 1986 году было принято постановление правительство РСФСР о том, что в Сергиево-Посадском районе выявлена зона культурной охраны, где любое строительство должно быть обязательно предварительно согласовано. Там было очень много выявлено неисследованных объектов культуры. На эту тему была написана целая диссертация, этот человек до сих пор, слава богу, жив и здоров.
М. ШАХНАЗАРОВ: Угрожали, наверное.
А. БЕЛЯЕВ: В последующем застройщик обвинял его в том, что он специально в 1986 году написал диссертацию, чтобы в 2011 году вставить им палки в колёса и мешать застройке.
М. ШАХНАЗАРОВ: Я слушаю и пытаюсь в себя после нокдауна прийти.
А. БЕЛЯЕВ: В Минкульте нам объяснили, что сейчас они сделают новую карту, всё учтут, культурная зона охраны не будет сокращена. В конечном итоге они пришли к обратному эффекту: эту зону они видоизменили.
М. ШАХНАЗАРОВ: Насколько многогранно наше Министерство культуры. Оно окультуривает земли.
М. АНДРЕЕВА: Не только реставрацией. Тогда не было уголовных дел?
А. БЕЛЯЕВ: Уголовное дело было возбуждено в отношении первого заместителя главы Сергиево-Посадского района, господина Тостановского.
М. ШАХНАЗАРОВ: Чем закончилось?
А. БЕЛЯЕВ: Пролежав в Следственном Комитете ровно столько, чтобы господин Тостановский по срокам давности не подпадал под уголовную ответственность. Было решение суда, что в его действиях содержатся признаки состава преступления, но истёк срок давности.
М. ШАХНАЗАРОВ: Сколько лежало?
А. БЕЛЯЕВ: Года полтора-два.
М. АНДРЕЕВА: А что такие маленькие сроки?
А. БЕЛЯЕВ: Он обвинялся в превышении должностных полномочий. С момента вынесения им решения о выделении земельных участков до момента возбуждения дела тоже прошло время. Господин Тостановский до сих пор первый заместитель главы Сергиево-Посадского района.
М. АНДРЕЕВА: Это нас не удивляет. Помнишь, люди, которые были замешаны в игорном деле, сейчас тоже по администрациям раскиданы, занимают хорошие должности.
А. БЕЛЯЕВ: Чтобы армировать структуру нашей государственной власти.
М. ШАХНАЗАРОВ: Видишь, незаменимые люди есть, Маша.
М. АНДРЕЕВА: Уже пошли предложения. «Было бы неплохо заняться Ногинским районом, здесь для конторы работы – непочатый край», — пишет слушатель.
А. БЕЛЯЕВ: Согласен, было бы неплохо заняться Ногинским районом.
М. АНДРЕЕВА: А что там?
А. БЕЛЯЕВ: Если брать там линию организованной преступности, то московский регион, надо отдать должное работе органов внутренних дел, очень сильно оздоровился.
М. АНДРЕЕВА: С чем это связано? Якунин пришёл, Колокольцев?
А. БЕЛЯЕВ: Дело не в конкретной личности. Это изменение законодательства, формирование устойчивой правоприменительной практике по статье 210 «Организация преступного сообщества, либо участие в нём». Это особо тяжкое преступление сразу, и начинается уголовная ответственность от 15 лет. Если на момент начала 2000-х статья практически не работала, уголовные дела были считанными, в основном, были проведены под политическим нажимом, так как влияние группировок было очень сильным, то сейчас такие дела вполне по зубам любому региональному управлению внутренних дел. Мой отдел также имел не только дела оперативного учёта, но и уголовные дела по 210 статье, в частности, по Подольскому району. Дела были успешно доведены до логического завершения, до осуждения.
Доказывание статьи тяжёлое: нужно доказать не только наличие связи конкретного человека с преступным сообществом, но и что преступное сообщество состоит их отдельных группировок, каждая из которых занимается отдельно своим преступным бизнесом. Эта деятельность координируется людьми, входящими в верхушку сообщества. И в таком случае у вас будет полноценно 210 статья. Она возбуждается по ряду уголовных дел.
М. АНДРЕЕВА: Нам пишут: «Продлите программу, когда ещё такой гость будет».
М. ШАХНАЗАРОВ: Да не проблема, мы с Александром договоримся, он ещё придёт.
М. АНДРЕЕВА: «Полностью поддерживаю про Ногинский район, тут большое поле деятельности», — реагируют слушатели.
Вы говорите, в московском районе улучшилась ситуация, связываете это с законодательством.
А. БЕЛЯЕВ: С законодательством, правоприменительной практикой. Плюс удалось за десятые годы добиться того, что вымываемость сотрудников из органов внутренних дел была серьёзно снижена, это привело к накоплению опыта. Каждый оперативный работник – это не только сам человек, но и окружающая его агентура, наличие надёжных связей, каналов поступления информации. Чем дольше оперативный работник исполняет обязанности, тем быстрее оперативные материалы превращает в процессуальные. Скорость работы соответственно тоже изменяется. Это серьёзно влияет на пресечение деятельности крупных преступных организаций, поскольку быстрая работа, своевременное проведение и правильное планирование следственных мероприятий позволяет полностью исключить возможность лидерам группировки покинуть страну или уничтожить улики своей противоправной деятельности.
М. АНДРЕЕВА: Заведут по коррупции дело, и человек утекает, уезжает.
М. ШАХНАЗАРОВ: Это не всегда бывает.
М. АНДРЕЕВА: В Московской области было известное дело с Кузнецовым.
А. БЕЛЯЕВ: Я ездил по обыскам. Московское управление ФСБ проводило обыски совместно с МВД и Следственным комитетом. Это было ещё лет восемь назад. Я лично ездил в Шатуру. Это прекрасный город, в который нет прямой трассы из Москвы: если вы не знаете, как туда ехать, вы можете приехать туда, а выехать не сможете, так как нет фонарей. Мы добирались по звёздам оттуда.
М. АНДРЕЕВА: Министр финансов в Подмосковье. Он уехал, когда было дело заведено. Как так получается? Вроде всё известно, проработано.
М. ШАХНАЗАРОВ: Дали выехать.
М. АНДРЕЕВА: Конечно, дали выехать, и никто за это не отвечает.
А. БЕЛЯЕВ: Дело не в этом. На рутинную, механическую работу по наказанию преступников накладывается серьёзная политики. Кузнецов был не сам по себе, он был министром, встаёт вопрос о губернаторе.
М. АНДРЕЕВА: Как сейчас получилось, что замминистра обвиняется, а министр в шоке.
А. БЕЛЯЕВ: Пока была собрана необходимая материальная база для предъявления обвинений Кузнецову, к тому моменту он страну уже покинул. А до того момента это было ещё возможно. После этого тут же Кузнецов стал жертвой режима, ярым борцом с Путиным. Он довольно хорошо себя чувствовал во Франции, где пользовался репутацией отважного реформатора и последнего борца с режимом. Затем количество таких борцов начало увеличиваться, Пугачёв стал последним, и не только он. Строитель тоннеля в Москве из Лужковской команды тоже стал таким.
М. ШАХНАЗАРОВ: Ты уже украл на восемь жизней вперёд, причём не своих, а правнуков – угомонись.
А. БЕЛЯЕВ: Этих людей жаль, поскольку они лишены ощущения счастья. Хищение денег превращается в болезненное состояние, остановиться они не могут.
М. ШАХНАЗАРОВ: Есть понятие финансовых наркоманов.
А. БЕЛЯЕВ: У собак нет ощущения насыщения, она будет есть, пока в миске что-то есть, а её уже тошнит, разрывает. Россия из-за этих людей не разрушится. Конечно, жалко, что деньги уходят, и их нужно возвращать.
М. ШАХНАЗАРОВ: Возвращают же?
М. АНДРЕЕВА: Конечно, просто об этом не говорят.
А. БЕЛЯЕВ: К большому сожалению, в информационной политике нашего государства и инфосообщества есть много, над чем поработать. Положительные новости не просто мало освещаются, во многих случаях не освещаются в принципе, что неверно. У людей складывается неверное представление о том, что происходит в стране. Это способствует росту панических настроений, и в конечном итоге встаёт вопрос по линии государственной безопасности, поскольку это влияет на политическую стабильность.
М. ШАХНАЗАРОВ: Я не могу назвать фамилии, но мы сидели компанией и мне рассказали, как к человеку, который проходил во всех средствах массовой информации как казнокрад, приехали люди и сказали: нужно деньги вернуть, три дня и пожалуйста, будьте добры.
М. АНДРЕЕВА: «Королёв, Лосиный остров – весь застроен, не мешало бы проверить», «Проверьте, пожалуйста, город Озёры Московской области, у нас вообще беда с коррупцией».
М. ШАХНАЗАРОВ: Арсений пишет: «Готовы ли арестовывать за откаты работников газовых служб Подмосковья вместе с генеральным директором?» Помнишь, он писал, что для подключение требуют огромные суммы.
А. БЕЛЯЕВ: Совершенно верно. Проблема с газификацией в нашей стране – одна из главных. К большому сожалению, её только предстоит решать, так как правоприменительная практика пока до них не доходит. Основной упор пока делается на общекриминальных проявлениях и направленных на дестабилизацию социально-политического положения в нашей стране.
Что касается вопросов, связанных с работой газовых служб, извините за просторечие, там поле не паханое – беда страшная, заявляемые цены нигде практически не выдерживаются. Необходимо всем, кто занимается газом, навести серьёзный внутренний порядок. Это было бы вполне возможно, даже не переходя к правоприменительной практике, даже начиная с самих компаний.
М. ШАХНАЗАРОВ: В Подмосковье провести газ дороже, чем в странах Евросоюза – смешно.
А. БЕЛЯЕВ: Ещё встаёт вопрос с землеотводом. Это старая беда. С тем же мы сталкиваемся и в Сергиевом Посаде. Доходит до смешного: газовщику нужно было по-белому провести нитку газопровода, это не согласовывали, потому что участок планировался под последующую продажу под застройку.
М. АНДРЕЕВА: «В Ногинске менты крышуют проституток, и не скрывают этого. В Балашихе менты это знают, сделать ничего не могут, а хотят», — такие сложные взаимоотношения описывают слушатели.
А. БЕЛЯЕВ: Зависть – нехорошее чувство, пусть найдут свой источник дохода (смеётся).
М. ШАХНАЗАРОВ: Наше время подошло к концу, приходите к нам ещё, с Вами интересно.
А. БЕЛЯЕВ: С удовольствием.
Источник РСН 
#ШтирлицДок #ШтирлицНовости #Минкульт #Новости
#Москва #Россия #МВД #ФСБ

Перейти к верхней панели